?

Log in

No account? Create an account
Кеназ Филан. Справочник по новоорлеанскому вуду. Старик с Перекрестка - Черная наука : Black Science [entries|archive|friends|userinfo]
Черная наука : Black Science

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Кеназ Филан. Справочник по новоорлеанскому вуду. Старик с Перекрестка [Sep. 13th, 2014|06:55 pm]
Черная наука : Black Science

ru_voodoo

[svart_ulfr]
[Current Music |Канцлер Ги & Bregan D'Ert – "Song of Legba"]

(C) перевод svart_ulfr


Легба


Старик с Перекрестка

Папа Ла-Ба

На Гаити Папу Легбу считают хранителем врат. Хунганы и мамбо полагают, что ни один лоа не может явиться без позволения Легбы, и поэтому его приветствуют в начале каждого празднества (фет), чтобы дух мог явить себя и даровать свое благословение. Но хотя ему всегда отдают должное, он получает намного меньше внимания, чем иные, более популярные лоа. Фет Геде – это всегда один из самых больших и шумных праздников года, Огун регулярно получает ром и предложение брака от женщин, тогда как Фреда и Данто не знают покоя от мужчин, надеющихся завоевать их расположение. Атибон Легба (Добрый Старый Легба) напротив, получает немногое, но ему регулярно приносят в жертву тростниковый сироп, ром, и время от времени, петуха.

За пределами Гаити Хозяин Перекрестков – персона куда более популярная. Легба становится один из самых известных лоа, появляясь в цикле комиксов Гранта Моррисона «Незримые», научно-фантастическом романе Уильяма Гибсона «Граф Ноль», и будучи воспет такими исполнителями, как «Talking Heads» и Элтон Джон. Он издавна был неотъемлемой частью колдовству и худу – в то время, как многие лоа прибыли в Новый Орлеан гораздо позже, Легба (известный под разными именами), проживал там всегда, ожидая у обочины и открывая двери магических практик, которые так прославили Город Полумесяца

Святой Петр, Папа Лимба и Папа Ла-Ба


Св. Петр, ты хранишь ключи от врат царства небесного; ты отворяешь двери достойным и держишь их запертыми перед другими… Открой мне путь, дабы я мог вкусить благословения небес и изгони тех, кто пытается навредить мне и моим близким. Направляй меня, чтобы я шел тропой праведности и храни меня от широкой и легкой дороги, ведущей к погибели. О, ты, знающий, что такое сомнения, даруй мне уверенность; знакомый с неудачами, приведи меня к успеху.


В 1946 году восьмидесятилетняя темнокожая женщина по имени Джозефин Грин поведала Роберту Талланту о временах, когда ее мать видела Мари Лаво, возглавляющую процессию.

«Люди, вокруг нее кричали и вопили: «Мы идем, чтобы посмотреть на Папу Лимба! Мы идем взглянуть на Папу Лимбу!» Тогда дед побежал за матерью и накричал на нее: «Иди сюда, Юнис! Разве ты не знаешь, что Папа Лимба – это дьявол?» Но потом мать узнала, что Лимба означает Св.Петра и что дед просто пугал ее». 1

Другие назвали этого персонажа Либа, Лаба или Папа Ла-Ба ( Папа "По-ту-сторону"). Не только его имя напоминает о гаитянском хранителе перекрестков, но и одна из его любимых песен:

«Святой Петр, святой Петр, открой дверь
Я зову тебя, приди ко мне!
Святой Петр, святой Петр, открой дверь!»


Сравните это со вторым стихом «Африканской молитвы» (Priye Gineh) - молитвы, которая открывает любой праздник вуду :

«St. Pierre, ouvrez la porte
St. Pierre, ouvrez la porte, la porte
St. Pierre, ouvrez la porte, la porte du paradis»


(Святой Петр, открой двери
Святой Петр, открой двери, двери
Святой Петр, открой двери, двери в рай).



Сегодня на Гаити Папу Легбу чаще всего связывают с хромым нищим – святым Лазарем, но когда-то он воспринимался скорее как святой Петр. Согласно христианской мифологии, Петр хранит «ключи от Царства Небесного» и пускает на небо праведников, закрывая двери перед менее добродетельными. Сходство его образа с Легбой казалось очевидным для практиков из Порт-о-Пренса и Нового Орлеана, и поэтому неудивительно, что образ небесного ключника использовался для служения Старику с Перекрестка. Но если святой Петр обычно представляется строгим, но справедливым судьей (хотя это и не распространяется на не внесенных в «список приглашенных» на небеса), то Старик с Перекрестка известен своим чувством юмора, порой весьма жестоким. Африканские духи перекрестков - обманщики, любители сеять хаос и раздор; вестники, дающие вредные советы и неверное направление. В целом же, Папа Ла-Ба – доброжелательный дух, который открывает ворота там, кто способен его умилостивить. Но в нем есть и озорная жилка, поэтому он с радостью обманывает доверчивых, напыщенных и тех, кому следует преподать урок.

Подробное изучение жизни святого Петра демонстрирует множество противоречий и интересных поворотов. Он был "камнем", на котором Иисус построил свою церковь – но были у него и периоды колебаний в вере: так, например, он чуть не утонул, когда усомнился в способности ходить по воде, и трижды отрекся от Христа, когда Иисуса арестовали. И хотя Старика с Перекрестка иногда ошибочно принимают за Дьявола, символом святого Петра выступает любимый атрибут металлистов во всем мире – перевернутый крест. (Согласно легенде, он попросил быть распятым вниз головой, потому что не был достоин умереть так же, как Иисус). Как дух, он известен на Гаити и в Новом Орлеане, - а еще в Гватемале, где слился с хтоническим божеством перекрестков – Максимоном. Образ святого Петра очень неоднозначен и сложен; неудивительно, что он стал хранителем небесных врат.

Если вы хотите работать с Папой Ла-Ба, то можно начать с изображения святого Петра. Его легко можно найти в «ботаниках» и в католических магазинах. Предпочтительнее изображения святого, держащего ключи, поскольку они акцентируют внимание на роли Петра как небесного привратника. Когда вы въезжаете в новый дом, поместите изображение святого Петра над входной дверью. Достаточно будет молитвенной карточки и комплекта старых ключей. Святой Петр (и Папа Ла-Ба) по достоинству оценят ваше внимание и будут следить за тем, чтобы удача входила в ваш дом, а несчастья оставались за его пределами.

Любой в Новом Орлеане скажет вам, что с привратником лучше быть в хороших отношениях. Если в доме хранится его образ, это привлечет внимание духа, но он будет трудиться еще усердней, если преподнести ему «лагниаппе» («что-то сверх» на луизианском диалекте французского, некогда американо-испанское «ла ньяпа», а еще раньше – «йапа» на языке кечуа). Папа Ла-Ба оценит желтую или белую свечу, зажженную для него в понедельник; еще можно принести ему в жертву конфету или немного мелочи, оставив их у порога или отнеся на ближайший перекресток. Чем больше внимания ему вы уделяйте, тем больше помощи от него получите — и возможно, в один прекрасный день этот привратник пропустит вас в рай без очереди.

Истории о Папе Ла-Ба


Антуан Домино с детства учился игре на фортепиано у старшего брата, и когда он в четырнадцать лет закончил школу, то уже играл в клубах по всему Новому Орлеану. Когда он познакомился с руководителем джаз-бэнда Дэйвом Бартоломью, вышел его первый хит – и именно тогда возник сценический псевдоним «Фэтс» Домино: дело в песне «The Fat Man», написанной в 1949 года. В поисках продолжения, Домино и Бартоломью обратились к легенде о Папа Ла-Ба, и в 1950-ом году появилась песня «Хей! Ла Ба Буги»

«Эх Ла Ба» был популярным в Новом Орлеане кейджунским джазовым стандартом, частенько исполнявшимся на праздник Марди Гра. В 1886 году Джордж Вашингтон Кэбль опубликовал транскрипцию его ранней версии в своем «Танце в Конго». Музыковеды отмечают сходство между этой версией и песнями, встречающимися в Гваделупе, Мартинике, на Тринидад и в Санто Доминго.3 Первоначально хор обращался к "милому кузену" рассказчика и обсуждал те радости, что сулит кейджунская кухня. Хотя это была бы подходящая тема для полного Домино, но они с Бартоломью дали песне новую жизнь.Опираясь на африканскую традицию «вызова и ответа», они превратили «Эх! Ла Ба!» («Эй, По ту сторону!») в приветствие, поощряя слушателей скандировать это снова и снова. Ученый Генри Луис Гейтс предположил, что «эх ла-ба» - это на самом деле завуалированное упоминание панафриканского бога перекрестков. Он пишет:

"Известный на Гаити как Папа Легба, почитаемый и призываемый фразой «эх ла-ба» в новоорлеанских джазовых записях 1920 -1930-х гг., Папа Ла Ба – фигура афроамериканского трикстера, обманщика из черной священной традиции. Вторая часть этого имени – это, конечно же, французское «вниз» или «по ту сторону», и его присутствие соединяет «там» (в Африке) и «прямо тут». Он и впрямь вестник богов, панафриканский божественный толмач, преданный, выражаясь языком оригинала, "Работе", под которой понимается не только вуду, но любая работа (и игра), связанная с искусством вообще".4

Папа Ла-Ба, судя по всему, очень любит крик. В то время как «Хей! Ла Ба Буги» не вошло в чарты, другие произведения Домино и Бартоломью, такие, как «Разве это не позор» и «Черничный холм», стали классикой, сделав авторов богачами. Домино и Бартоломью до сих пор остаются весьма деятельными. Бартоломью порой еще играет на трубе в джаз-клубе «Хранилище», расположенном по адресу улица святого Петра, 726. Домино обитает с Новом Орлеане с 1980-х (не считая краткого отъезда на время урагана Катрины), утверждая, что за пределами города на найти приличной еды.

Еще один взгляд на Папу Ла-Ба принадлежит чернокожему американскому писателю Ишмаэлу Риду. В книге «Мумбо Юмбо» (1972 год), гарлемский хунган, именуемой Папой Ла-Ба, отправляется в путешествие, вполне в духе Пинчона, стремясь понять феномен "джес грю" - танцевальной эпидемии, поразившей Америку 20-х. По пути ему строят козни Рыцари Храма и члены Ордена Тихонь, - эти зловещие тайные общества стремятся искоренить танцы и мешают развиваться темнокожим. Но ему на помощь приходят старый колдун худу Черный Герман и его дочь Эрлин, воплощение гаитянской лоа Эрзули. В фантастической истории Рида, однако, отражены и реально существовавшие люди, такие, как чернокожая миллионерша Си Джей Уокер, Клод Маккей и Каунти Кален, а также Уооррен Г. Хардинг (который, по слухам, имел черных предков и по ходу романа почтил своим вниманием «арендную вечеринку» в Гарлеме). Как и подобает истории о Папе Ла-Ба, перед нами — метапроза, сочетающая в себе различные нарративы: изложение событий идет руку об руку с комментариями к самому процессу повествования и мифотворчества.

В то время, как большинство представителей африканских диаспор полагает себя христианами и использует в своих практиках христианские образы и молитвы, автор «Мумбо Юмбо» видит в христианском влиянии чужеродное внедрение, осуществленное атонистами – монотеистами, борющимися за мировое господство со времен фараона Эхнатона. Из слуги Бондье, единого истинного бога (как в гаитянском вуду), Папа Ла-Ба превращается в главное действующее лицо, противостоя этим силам и выступая как борец за политеистическое мировоззрение,признающее важность африканской традиции и ставящее непосредственный опыт и практику выше механического запоминания и подражания. Это неудивительно, учитывая что Рид – автор стихотворения «Манифест неохуду», где прямо и заявляет, что «неохуду считает, что каждый человек – художник, а каждый художник – жрец»5.

Взгляд Рида на Папу Ла-Ба может отличаться от общепринятого, но Папа всегда бросал вызов поверхностным описаниям и упивался двусмысленностью. И судя по всему, его Папа Ла-Ба нашел отклик у многих читателей. «Мамбо Джамбо», третий роман Рида, стал его первым крупным успехом, и превратил его из известного в узких кругах автора в одного из ведущих чернокожих писателей и интеллектуалов Америки. Можно даже сказать, что Старик с Перекрестка наградил Рида и Домино за их почтение – и тут мы подходим к одной из самых живучих легенд американского Юга.

Старик с Перекрестка


Одно из самых известных блюзовых клише: талантливый музыкант идет на ближайший перекресток, чтобы заключить сделку с дьяволом. Согласно легенде, Роберту Джонсону его легендарное умение игры на гитаре даровал Старое Царапало, которому музыкант продал душу, а кое-кто считает, что и Чарли Паркер прославился вскоре после ночной поездки на перекресток. На первый взгляд это может казаться простым пересказом известной легенды о Фаусте, но более близкое знакомство демонстрирует прямую связь с центральной и южной Африкой.

В Конго многие клятвы даются на кресте, нацарапанном на земле. Его горизонтальная линия обозначает этот мир и его положение между землей богов и землей умерших предков. Вертикальная линия - путь за эти границы, олицетворяющий взаимодействие между богами, людьми и душами мертвых. Дающий клятву встает на крест, занимая положение между жизнью и смертью; он отдает себя на суд богов и предков, призывая их в свидетели клятвы 6. (Подобная традиция сохранилась и в афроамериканском худу, где многие колдуны рисуют для магической работы при помощи различных порошков круг с крестом внутри, букву «Х» или же «пятерку» с игральной кости) 7. Перекресток, где встречаются две дороги, - живое воплощение этой космогонии. Подобно тому, как в Индии большой камень могут счесть лингамом, или образом Шивы, перекресток стал священным местом, где можно связаться с миром духов – если человек достаточно храбр или настолько глуп, чтобы добиваться этого.

Вдоль побережья Мексиканского залива и в Дельте Миссисипи бытует представление, что перекрестки – это дом «старика» или «дьявола». Хотя и заманчиво отклонить эту идентификацию, сославшись на христианскую «промывку мозгов», следует учесть, что она имеет корни и в африканской традиции. Наряду с большой силой, перекресток таил в себе опасность. Бандиты и разбойники частенько прятались неподалеку от пересечения дорог, ожидая неосторожных путешественников. Неправильный поворот мог привести бедолагу в пустыню или на вражескую территорию. Зловещую сторону перекрестка отмечали и другие культуры. В эллинском мире, Геката, покровительница колдовства, почиталась на перекрестках вместе с Гермесом, посланником богов. В Европе на перекрестках хоронили самоубийц и казненных преступников, чтобы их неупокоенные духи не смогли найти обратного пути и не преследовали своих родных и соседей. Идентификация Старика с Перекрестка с христианским дьяволом может быть и не совсем точна, но и полностью необоснованной считать ее будет неверным.

Однако Старик с Перекрестка, судя по всему, не слишком заинтересован в покупке души. И хотя некоторые утверждают, что он наделяет своих почитателей легкими деньгами и славой, мудрые понимают, что на самом деле тот дает профессиональные навыки. Блюзмен Томми Джонсон (ставший, как многие считают, прототипом более известной истории о Роберте Джонсоне) описал ритуал, который он провел.

Если вы хотите научиться слагать песни, берете гитару, и идите туда, где одна дорога пересекает другую, на перекресток. Приходите чуть раньше полуночи, чтобы быть уверенным в том, что успеете вовремя. Достаньте гитару и начинайте играть фрагмент из написанного вами. … Большой чернокожий мужчина выйдет на перекресток, возьмет вашу гитару, и настроит ее. Затем он сыграет фрагмент мелодии и вернет вам инструмент. Вот как я научился играть то, что пожелаю. 8


Роберт Джонсон и Чарли Паркер были не особо многообещающими музыкантами, когда начинали карьеру. Так, Паркера когда-то освистали в Канзас-Сити, где он впервые попытался сыграть с местной группой в клубе «Цилиндр».Легендарный блюзмен Сан Хаус, знавший Джонсона, описывал его раннюю игру как «такой гам, какого вы, верно, и не слыхивали! Это сводило людей с ума, так и знайте. Они выходили со словами: "Почему бы нам не пойти и не отобрать гитару у этого парня! Этим он просто сводит народ с ума!» 9. и хотя оба они прославились своей волшебной техникой, это произошло не сразу. Навыки Паркера существенно улучшились после долгих лет практики, когда тот играл по пятнадцать часов в день, в то время как Джонсон тратил свое время на занятия с мастерами блюза, такими, как Сан Хаус и Айк Циннерман. Хотя Старик с Перекрестка, возможно, и дал им урок, они хорошо потрудились прежде и чуть позже.

Если Вы хотите развить свои навыки, навестите Старика с Перекрестка сами. Существуют различные мнения о том, как это сделать, но все они сходятся в одном: необходимо прийти на перекресток в полночь – ведь Папа Ла-Ба предпочитает пороговые место и время. Некоторые утверждают, что приходить нужно девять ночей подряд; другие считают, что довольно и одного визита. Принесите выбранный вами инструмент - ваш ноутбук, гитару, ваши игральные кости, или то, с чем вы работаете, когда пользуетесь выбранным навыком. Вы можете захватить подношения для духа, если хотите дать ему дополнительный стимул появиться. Уместна будет серебряная монетка в десять центов с Меркурием (хотя на самом деле на ней изображена Богиня Свобода, увенчанная крылатым колпаком, она устойчиво ассоциируется с Гермесом – посланником, согласно практикам худу и новоорлеанским вудуистам). Другие приносят в жертву черных цыплят или даже играют для развлечения Папы музыку собственного сочинения. Сядьте на перекрестке, совершенствуйтесь в вашем ремесле, - и в свое время вас посетит черный человек. Он может принять от вас инструмент, взять за руку, или просто прошептать совет на ухо. Если вы сможете удержаться от искушения с криком убежать, то когда он уйдет, искомые навыки заметно усовершенствуются. Добавьте немного увлеченности и практики, и, возможно, кое-кто станет судачить о вашем поразительном мастерстве в той или иной области. Как долго учиться у Старика, зависит только от вас.
LinkReply